Наш портал встретился с Сергеем Савченко, директором компании BLEST. В этом году компания отмечает свой юбилей, 20 лет на украинском рынке, поэтому нам было интересно узнать об истории создания и развитии компании, о новых линейках Individual by Blest и Blest Kids, о сотрудничестве с зарубежными дизайн-студиями, о планах на будущее, о взглядах компании об участии на  мебельных выставках, о развитии взаимодействий с дизайнерами и о многом другом.

Бренду Blest в этом году исполняется 20 лет!
Да, только компания под новым брендом не все 20 лет. У нас было несколько названий, ребрендинг прошел в 2005 году. Сам старт мебельного производства начался еще в далекие 90-е в Черкассах в виде скромного производства на очень маленьких квадратных метрах в гаражном боксе, первые диваны продавались на рынке, есть даже фотографии, где диваны стоят на снегу…

Нет бизнеса без побед и поражений. Как вы переживали кризисы 2004, 2008, 2014-м?
Не переживали, а уверенно шли вперед. С 2000 до 2010 года был равномерный рост – практически не было отечественных производителей, была низкая конкуренция. Все кризисы этих лет проходили мимо нас, они давали о себе знать, как временные сложности, а мы все сложности использовали как новые возможности.

И все-таки, как вы преодолевали временные сложности?
Мы старались быть максимально гибкими, максимально сбалансированными, старались предложить такое количество товаров, насколько ему соответствовал спрос со стороны покупателей. Например, в 2008 году часть конкурентов пересчитывали прайсы по курсу доллара и вылетели с рынка. Мы, в свою очередь, валютные колебания перекрывали объемами производства.

Недавно вы открыли производство под Киевом.
Экспериментальное производство, оно достаточно негибкое по отношению к спросу покупателей. Разработка и запуск новой модели занимает долгое время: надо ее разработать, пройти все этапы, передать в производство… Изменить что-то в стандартных размерах тоже не просто. Это и лекала, и настроенное оборудование, и многое другое. Когда у тебя большой модельный ряд и много заказов — любое изменение влечет последствия.
Наше основное производство находится в Черкассах. Идея запуска цеха под Киевом состояла в том, что мы не только сможем менять какие-то размеры индивидуально, но и чуть ли не с карандашного эскиза делать клиенту то, что он захочет. Это более высокий сегмент рынка мебели, в котором главную роль играет индивидуальный подход к клиенту и дизайнерским идеям. Наша общая цель — создавать эстетику и комфорт в жизни людей, и мы ее выполняем, со стремлением к большему и гармоничному.

Как появилась линейка Blest Kids?
Как это не банально, но все началось с идеи и, конечно же, большого желания. Я многодетный отец и моя супруга очень увлекается идеями интерьера, где все должно быть уютное, комфортное и эстетичное. Также у нас было понимание того, что покупатели зачастую заказывают просто «взрослый» диван в более яркой ткани и ставят его в детской. В итоге он не вписывается в интерьер, ребенку на него тяжело взбираться, не говоря уже о безопасности. Так мы пришли к идее того, что дети заслуживают на свою детскую мебель: кровати, диваны, кресла.  Дети — это полноценные члены общества. Линейка Blest Kids — специально разработанная продукция для самых маленьких клиентов, которая учитывает габариты, эргономику, безопасность. Мы начали идти в этом направлении, сделали несколько пробных макетов и начали экспериментировать, пригласили своих детей и детей сотрудников для фокус-группы, так как не совсем понимали, для какой возрастной группы будет мебель. Смотрели удобно или неудобно, какие больше предпочитают расцветки, какие ткани. Таким образом мы вывели наш сегмент – это дети от 4 до 10 лет.

Если раньше дизайн интерьера себе мог позволить только премиум сегмент аудитории и выше, то сейчас даже средний класс может позволить себе нанять дизайнера. Часто ли к вам в торговые точки приходят покупатели в поиске дизайнера? И как чаcто покупатель покупает или осуществляет заказ с дизайнером?
Украинский покупатель только начинает приходить к пониманию «прийти с дизайнером», «отдать все в руки специалисту». Я сталкивался с тем, что очевидно состоятельные покупатели приходили в торговые точки с дизайн-проектом и сами себе подбирали мебель. Подбор товаров — это тоже стоит денег. Например, недавно моя семья делала ремонт в двух детских и пригласила дизайнеров. Было 2 варианта работы: с ними подбирать все до мелочей или довериться и принять результаты согласно проекту; второй вариант нам сэкономил время и оказался хорошим в плане работы с творческими и креативными личностями.

Сейчас многие магазины нанимают дизайнеров интерьеров и визуализаторов, которые помогают клиентам в создании пространства. Планируете ли вы создать такое дизайн-бюро?
Тут есть интересный момент – выбирая мебель под определенную комплектацию, цветовую гамму, ткань, модульные секции и многое другое – клиент сам становится дизайнером. В компании Blest мы даем возможность сделать свой собственный дизайн. На данный момент мы работаем с нашим шеф-дизайнером с Италии — Доменико Ларато, создаем новые модели.

Я знаю, что для создания дивана BL103 вы пригласили итальянскую студию Lauriero Design. Почему выбрали именно итальянскую, а не кого-то из соотечественников?
Когда-то давно мы ощутили острую нехватку дизайнерской поддержки нашего направления, мы все пытались сделать сами. В итоге — большой процент макетов, которые мы делали экспериментальным методом нам не нравились, это отнимало много времени, материалов и других ресурсов. Мы пришли к выводу, что без помощи профессиональных дизайнеров нам не обойтись. Пусть они будут экспериментировать на бумаге или в 3D-редакторе. И когда будет Wow-эффект — возьмем макет в разработку.
Впервые мы обратились к дизайнерам 10 лет назад. Как оказалось, наши дизайнеры могли делать классный дизайн дверных ручек, тарелок, квартир, чего угодно — но когда доходило дело до дизайна мебели, получалось либо что-то красивое, но его невозможно произвести промышленным способом, либо они рисовали то, что можно было произвести, но они не учитывали стоимость, по которой можно было продать.
Дизайнер мебели должен не только уметь создать красивый продукт, он еще должен напрямую связать его с технологиями, производством, маркетингом и продажами. Он должен быть больше, чем дизайнер. Оказалось, на тот момент в Украине таких не было.
Мы обратили внимание на Италию. Такое впечатление, что люди там рождаются дизайнерами через одного (улыбается). И когда мы разработали с итальянской студией наш первый диван – я почувствовал разницу. Ты смотришь и понимаешь — это оно! Понятно, что не во всех случаях удавалось попасть в точку, мы соединяли дизайн, визуальную часть с особенностями, которые нам диктуют механизмы трансформации, с внутренними технологическими моментами.
У нас полтора года в Черкассах работал итальянский мастер, который настраивал, учил, помогал, внедрял. В Италии нам создавали дизайн – в Украине итальянец внедрял все это в жизнь. На данный момент мы продолжаем наше сотрудничество. Мы экспериментировали также с другими итальянскими студиями, был разный опыт, более и менее удачный.

Вы говорите, что в Украине очень мало профессиональных дизайнеров мебели. Вы готовы учить молодое поколение?
Мы не можем научить — мы не образовательный центр, но мы постоянно в поиске и экспериментируем. Например были переговоры с Андре Таном, который хотел проявить себя в области дизайна мебели. Разное было. В одном из последних экспериментов, мы просто взяли молодого парня, который не профессиональный дизайнер, но у него есть чувство вкуса и понимание конструктива. Сейчас пытаемся пройти долгий путь проб и ошибок (улыбается). В стадии доработки первый созданный совместно диван.

Собираетесь ли вы производить корпусную мебель?
Я вам скажу честно, до 2013 года моя глобальная цель была — создать такой мебельный комбинат, который производил бы и матрасы, и комплектующие, и мягкую, и корпусную мебель — крупное предприятие. Может даже в будущем это предприятие могло бы и полиуретан отливать само для себя. Мы стали экспериментировать, чтобы получить опыт и набить руку — стали сами производить для себя линейку матрасов в ограниченном количестве, экспериментировали с мебелью из ДСП. Но время и положение в стране нам подсказали… до лучших времен…

У вас в планах на будущее есть выход на европейский рынок?
Как по мне, это стратегическая задача последних пяти лет для всей украинской мебельной промышленности. И мы последние три года пытаемся прорубить это окно. В наших планах не только Европа, а и Америка. Это очень тяжело. Там уже есть сформированные и устоявшиеся байеры, производители, промышленные группы.

Если мебель сравнить с fashion рынком, то вы как H&M?
Очень интересное сравнение (улыбается).

Я веду к тому, что H&M для разных стран выпускает разные коллекции одежды. И если вы, например, в следующем году выходите на другие рынки — будет ли у вас разная мебель для рынка Украины и для зарубежных рынков? Например, в Америке больше любят стиль chippendale, необработанное дерево, кожу…
Тут немножко другая ситуация — 90 % того, что мы производим — это и сидеть, и спать (улыбается). В Европе это меньше востребовано, потому что там, как правило, люди сидят на диванах, а спят на кроватях. Когда приезжают гости или родственники, они как правило живут в отеле. У нас же все должно раскладываться.  В Европе такое не принято. Поэтому и спрос на такую мебель меньше, а в Америке еще меньше.
Мы ищем и экспериментируем, потому что создать отдельную линейку под американский рынок — это серьезные инвестиции. Инвестировать деньги в создание такой линейки, не имея никакого гарантированного заказчика, было бы нецелесообразно. Поэтому мы ищем, мы открыты к диалогу. Пока у нас есть скромные объемы экспорта в Словакию, Канаду.

Если говорить о мебельных и интерьерных выставках…
Мы три года участвовали в Кельнской выставке. В первый раз Blest участвовала с очень красивым стендом и достаточно не дешевыми диванами, во второй раз — с более простым стендом и разного сегмента мебелью, в третий раз — показали самые дешевые варианты. Мы пытаемся найти своего клиента, наладить правильный диалог с ним. Троекратное участие в Кельнской выставке дало нам всего пару мелких клиентов — мы не вернули свои инвестиции. В наших планах американская выставка, возможно осенью этого года. По моему мнению активная выставочная деятельность — это обязательно. Но украинские выставки я бы больше рассматривал, как имиджевую составляющую, чем инструмент для продаж.

Мы благодарим Сергея Савченко и компанию BLEST и желаем в дальнейшем процветания, развития, выхода на новые рынки и новых клиентов.

Беседовала — Ксения Триняк.